pustosviat (pustosviat) wrote,
pustosviat
pustosviat

ТОТАЛИТАРИЗМ ПО-КАНАДСКИ

Сокрытие социального происхождения в связи с политическими репрессиями. Восхваление ссылки народа в места столь отдаленные, куда Макар телят при всем желании не догнал бы. Строжайшая цензура и самоцензура. Все это можно найти в документальном фильме современного канадского режиссера Джонатана Дюрана "Колыбель нашей памяти".

Фильм рассказывает о репрессированных предках режиссера, поляках, живших в Западной Белоруссии, их военной и послевоенной судьбе. И вот, что поразительно, тщательно исследовав прошлое своей бабушки, ее сестры, их отца - своего прадеда, Дюран не словечком не обмолвился о главном - кем были эти люди. Хотя по отрывочным фактам (не мог правнук утаить все) предположить социальное происхождение можно.

Прадед - не местный, из Люблина. Семья жила не в деревне, а в усадьбе неподалеку. Дюран даже нашел место, где когда-то стояло родовое гнездо. В окрестностях белорусской деревни располагались и другие усадьбы поляков. Кто же эти пришлые поляки, хуторами обосновавшиеся на белорусских землях? Скорее всего - осадники. Люди, которых польское государство расселяло в Восточных кресах для полонизации иноязычной территории. После вхождения Западной Украины и Западной Белоруссии в состав СССР осадников, вместе с членами их семей, отправили в ссылку. Политические репрессии? Да. Совсем-совсем ни в чем не виноватых? Кажется, режиссер так не считает. Иначе как объяснить фигуру умолчания? Создать образ идеальной жертвы - агнца на заклании - без табу на социальное происхождение не получался.

В 1942 году из находившихся в СССР поляков, в том числе и ссыльных осадников, сформировали армию, под командованием генерала Андерса. Армию через Иран переправили на Запад. Вместе с солдатами в свободный мир отправились и члены из семей. Свободный мир в лице правительства Великобритании отправил членов семей сражающихся за западный мир солдат, в том числе прабабушку режиссера с детьми, вглубь Африки - в Танзанию. Покинуть место пребывания поляки не могли. По факту они оказались в ссылке.

Если в рассказе о советской ссылки Джонатан Дюран не жалеет черной краски, то английская рисуется исключительно в розовом цвете. Отличие бросается в глаза при рассказе о школе. В СССР дети польских ссыльных ходили в обычную советскую школу. Оказывается, это очень плохо. Потому СССР воспитывал в духе коммунистической идеологии. А в Танзании поляки ходили в обычную африканскую школу. И в этом режиссер видит только плюс: никакого расизма, юные поляки и танзанийцы дружили.

Но вот война закончилась. Но поляки не могли получить разрешение на выезд из Танзании ещё несколько лет. Кто виноват? По мнению Дюрана, проклятый Сталин. Установил советские порядки в Польше, тем самым отбив желание у предков возвращаться на родину.

А ещё в фильм даёт хороший пример цензуры. Он снимался в трёх мирах: в Канаде и Великобритании, где в конце концов обосновалась претерпевшая ссылки родня режиссера, в Танзании и в Белоруссии. И в каждом случае слово давалось эксперту: в одном - канадцу, в другом - танзанийцу, в третьем, в Белоруссии, по логике вещей слово должны были дать белорусскому учёному. Но как бы не так. Белорусский ученый владел нежелательной информацией. Поэтому вместо него слово дали западному эксперту.

В результате фильм получился идеологизированным до полной безвредности. Не случайно его показали в Крыму на кинофестивале "Евразийский мост" в Ялте. Ругает, а не страшно. Смешно.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments